Старый 23.11.2022, 19:03   #1
SB6311
Пользователь
 
Аватар для SB6311
 
Регистрация: 23.11.2022
Адрес: Россия / Санкт-Петербург и область / Санкт-Петербург
Сообщений: 1
Благодарности: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях

Обратиться по нику
Цитата выделенного
По умолчанию Смогу ли прорвать круговую поруку?

Часть 1. Событие.
Случилось со мной в ночь с 6 на 7 июня 2022 года в Елизаветинской больнице № 3 (далее – ЕБ) Санкт-Петербурга. Но я не помещаю этот пост в медицинский раздел, потому что речь не о медицинской помощи. В которой я не нуждалась, за которой не обращалась, которую не получала.
Резкое восхождение на 4 этаж спровоцировало у меня полуобморочное состояние. Врач Скорой помощи решает, что я нуждаюсь в срочной госпитализации. Но мне уже лучше, и я готова подписать отказ. Врач твердо стоит на позиции: отказ можно оформить только в больнице. Соглашаюсь. Привозят меня в ЕБ, как я полагаю, в кардиологию. Время уже 23:30, прошу оформить мой отказ побыстрее, пока метро не закрылось. Главный Медик (далее – ГМ, бейджика нет, имя и должность неизвестны) настаивает: для этого сначала надо сделать рентген. Удивилась. Не смогла переубедить ГМ. Соглашаюсь на рентген, лишь бы отделаться поскорее. ГМ говорит: ложитесь на каталку, повезем в рентгенкабинет. Удивилась: я в нормальном состоянии, прекрасно могу дойти. ГМ уверяет: таковы правила. Соглашаюсь, ложусь на каталку.
И тут начинается адский триллер. На меня набрасываются ГМ с помощниками, жестко прикручивают меня к каталке, вытаскивают кошелек из сумки, телефон из кармана роняют на кафельный пол, отнимают фитнес-браслет. Ужас и ощущение нереальности происходящего. Никаких комментариев со стороны ГМ и Ко, только грубый мат. Расстегивают мою одежду, что-то говорят о том, что не пьяна и вены чистые. Особое внимание к моей шее. Прошу пригласить врача, прошу позвонить сыну. Полный игнор, только издевательский мат. Прошу ослабить привязь, потому как слабые сосуды, руки немеют. Прошу застегнуть куртку, потому как в коридоре холодно. Прошу представиться. Прошу не «тыкать». В ответ только глумление и новые издевательства. Разумеется, в туалет не отпускали: «делай под себя». Мои попытки двигать кистями рук, чтобы снять онемение, приводят ГМ в ярость, и он намертво прикручивает правую руку так, что и пальцем не пошевелить, а левую выворачивает в плечевом суставе и жестко прикручивает за головой. От острой боли в суставе я кричу, и они отвозят меня в темный чулан. Боль нестерпимая и непрерывная. Зову на помощь. В конце концов заходят ГМ и Ко. Спрашивают, какой вид секса предпочитаю. Понимаю, что самое страшное только начинается.
Но тут заходят двое вновь прибывших, меня отвязывают от каталки и наконец озвучивают диагноз: попытка суицида при самоудушении себя шелковым шарфиком. В связи с чем меня отправят в городскую психиатрическую больницу (далее – ПБ). Диагноз – глупее не придумаешь – но готова уйти куда угодно, лишь бы из ЕБ.

Часть 2. ПБ
В ПБ-транспорт села примерно 03:30 утра. Со мной в салоне остался огромный мрачный мужик, который поначалу на меня смотрел как на подопытного зверька. Но за 15-20 минут дороги я так убедительно рассказала ему о кошмарах ЕБ, что он проникся ко мне сочувствием и в заключение посоветовал обратиться в прокуратуру.
Ободренная его участием, решила, что меня отпустят домой сразу из приемного покоя. Ведь как бы ни устала я от жизненных проблем, на суицид не пойду. Это не мой вариант, да и слишком большая на мне ответственность: у мужа и детей проблемы со здоровьем, внучки маленькие, два кота дома. Но в приемном покое уставшие замороченные мужики даже смотреть в мою сторону не хотели. Оформили в какое-то отделение. После ЕБ меня уже все устраивало. Туалет доступен. Никто мне рук не выкручивает. Медсестры со мной разговаривают, как с человеком. Но сказали, что решать мой вопрос будут только врачи, которые придут в 9 часов. Стала ждать, когда начнут просыпаться пациентки в большой палате, чтобы с кем-то поговорить, отвлечься. Дождалась. Но на мое появление никто из них даже не отреагировал, хотя я старалась чем-то помочь, укрывала одеялом, приветливо улыбалась. Наконец пришли врачи. Меня приняли в первую очередь. Психиатр, психолог. Разумеется, сразу поняли, что я не их клиент. Но еще созвонились с мужем, который всю ночь меня искал. Он подъехал, и нас с добрыми напутствиями отпустили домой. Так что к ПБ я – со всем уважением, оставила им благодарность за профессионализм на их сайте.
При получении изъятых у меня ценностей обнаружила кражу 2500 рублей из моего кошелька в ЕБ. Никаких сомнений, потому что я веду ежедневный учет расходов в таблицах Excel, там даже количество купюр конкретного достоинства фиксируется, и по формуле проверяется баланс.

Часть 3. На свободе
Не заходя домой, пошла в ближайший Травмпункт. Отсидела в очереди. Показала врачу полученные травмы. Справку мне не дали, только по запросу в специальные структуры. Выписали талон на повторный прием.

На следующий день - звонок из полиции. На основании информации Травмпункта. Подъехала, побеседовала с сотрудником. Написала отказ в возбуждении дела. Потому что мои близкие и так пережили сильный стресс от моих приключений, а им всем по состоянию здоровья волнения противопоказаны. Кроме того, я была уверена, что решу конфликт сама на уровне руководства ЕБ. Наивная… Но я судила по себе. У меня были ответственные должности в небольших, но серьезных организациях. И везде разруливать конфликты доверяли именно мне. Потому что умела вести переговоры, которые всегда завершались ко взаимному удовлетворению Сторон.

Немного о себе.
В свете случившегося, необходимо уточнить. Всегда и везде мои знакомые считали, что мой характер «стойкий, нордический»))) «…нервы, как у слона»; даже слышала: «тебе бы мужиком родиться» - от очень близкого человека. На самом деле, я очень эмоциональна, но считаю недостойным проявлять слабость в проблемных ситуациях. Требовательна к себе и снисходительна к недостаткам других. Только хамства не переношу. С хамами разговариваю подчеркнуто вежливо, без улыбок, отчего иногда они пытались обвинить меня в высокомерии. Но никто никогда не имел оснований сказать, что я истерична и т.п. (О моих переживаниях знал только муж, и только он видел мои слезы и последствия сильных стрессов). Жизненный опыт доказал, что я сильна только на поле дипломатических переговоров, которые могу вести как угодно долго. На поле драк, оскорблений и скандалов я сразу же проиграю (не проверяла, но уверена). У меня есть характеристики с серьезных мест работы, подписанные очень серьезными людьми, где подчеркивается: «Отзывчивый, эмоционально сдержанный, тактичный человек…»

Часть 4. Как же я, такая разумная, вляпалась в эту грязь?
Муж в тот период делал ремонт на квартире старшего сына. Я заехала к младшему сыну кое-что передать. У нас прекрасные отношения, имущественных споров нет даже в проекте, он очень о нас заботится, поддерживает, мы почти все выходные проводим вместе. Но он не одобрял затянувшиеся ремонтные работы на квартире старшего, мол, папа подрывает здоровье. Короче, в тот день мы расстались, против обыкновения, холодно-сдержанно. Я, расстроенная, по дороге к метро позвонила мужу, обсудили. Решила вернуться и устранить неприятное впечатление от наших разговоров. Было уже поздно, я торопилась, по лестнице взбежала очень быстро. А у меня сердце уже с проблемами, начались перебои, марево перед глазами. Муж не раз видел меня в критическом состоянии, но справлялись сами, без врачей. А дети увидели впервые. Они помогли войти в квартиру, уложили на кровать. Расстегнули ворот и заметили, что шелковый шарф слишком туго затянут. (Я всегда туго завязываю шарфы; а этот еще был из жесткого шелка, оставил след на шее – у меня чувствительная кожа, плотная одежда всегда оставляет следы). Поскольку я была в полуобморочном состоянии, вызвали Скорую…

Часть 5. Как жить дальше?
Претензий к Скорой не предъявляю. Но только потому, что ее вызвали мои перепуганные дети. Позже люди, которые «в теме», рассказали, как должна действовать Скорая при подозрении или при реальной попытке суицида, это целый ритуал. Но они даже не задали мне простых вопросов: «зачем и почему?» Не озвучили диагноз, не разрешили сыну сопровождать меня в больницу, обманом заманили в какую-то клоаку.

Но с ЕБ я намерилась разобраться вполне серьезно. Полагая, что руководство больницы не в курсе преступлений бригады садистов и воров, решила встретиться с главврачом, открыть ему глаза. Лично я, на месте руководства, разрулила бы этот конфликт в течение часа.
Телефоны, указанные на сайте, не отвечали. Потом у меня поднялась температура, сказалось переохлаждение в коридорах ЕБ, да и инфекций там, полагаю, много. Лечилась сама, без врачей. Послала главврачу ЕБ мейл с просьбой принять меня по важному вопросу. Прислали отказ, мол, ковид не позволяет. Тогда написала электронное письмо с подробным изложением случившегося. Стала ждать приглашения на переговоры. Либо письменных сожалений-извинений-оправданий. Но полученное 20 июня письмо повергло меня в шок.

Ответ главврача ЕБ.
Потрясающе нагло-клеветнический. Расписали, как «на развалинах часовни» я творила всякие безобразия, порвала свою карту (при том, что я вообще ни одной бумаги даже не видела), швырялась телефоном, угрожала персоналу… Невероятно лживый: как будто писал тупой исполнитель для тупых проверяющих. 3 факта опровергаются сходу и безусловно. Например, там указано, что в ЕБ я находилась 2,5 суток, обо мне невероятно заботились, провели кучу исследований, консультирующий психиатр проверил меня и поставил неутешительный диагноз. Тогда как я провела там не более 5-ти часов глубокой ночью, что проверяется элементарно (позже они сказали, что то была «техническая ошибка», но тогда все перечисленные обследования и исследования – тоже техническая ошибка?). И еще есть 2 факта. Остальная ложь доказывается логически без особого труда.

Ответы Комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга (далее – Комитет).
Тоже шедевральны по наглости и тупости. Вначале они как бы проверили ЕБ и нашли нарушения: на 16-ти строках перечислены процедуры, обследования и исследования, которые мне там не сделали (за 5 ночных часов!!!). Я это поняла как угрозу. Затем повторили байку про невменяемость-агрессивность с моей стороны и чуткую заботу со стороны добрых медиков ЕБ. В следующем письме уже стали избегать конкретности, отделывались общими фразами, однако выражали полную поддержку ЕБ. В последующих письмах, отвечая на запросы других ведомств, они просто писали: довольствуйтесь первыми двумя ответами.

После чего я обращалась в Прокуратуру СПб (трижды), в Минздрав (перенаправили в Комитет), в ТФОМС (применили санкции к поликлиникам моего района, действия ЕБ не осудили), к Представителю Администрации президента (перенаправили губернатору, оттуда перенаправили в Комитет), в ФСБ (перенаправили в Прокуратуру), в Следственный комитет и Росздравнадзор (перенаправили в МВД).
Общее во всех ответах:
- увод в сторону как бы проверки оказания мне медицинской помощи, хотя я во всех обращениях подчеркивала: не нуждалась, не обращалась, не получила;
- отказ назвать ФИО помогавших мне добрых медиков;
- игнорирование моих аргументов, разоблачающих ложь ЕБ, при этом поддержка ЕБ, основанная только на их бумагах;
- игнорирование заключения специалистов ПБ о том, что у меня нет психического диагноза;
- игнорирование заключения Травмпункта о полученных травмах (а Росздравнадзор даже намекнул, что неизвестно, где я их получила!!! Хотя там даже для тупых все очевидно);
- отказ в личной встрече;
- предложение в случае несогласия обращаться в суд.

Часть 6. Мои версии.
Первая. Мне не повезло, нарвалась на бригаду садистов и воров.
- Ответ главврача ЕБ полностью ее исключает.
Вторая. В ЕБ практикуют изъятие ценностей у пациентов, которые там не задерживаются (в интернете достаточно подтверждающих отзывов, меня еще не так нагло ограбили), которые делят потом с руководством.
- Доказать невозможно. Но слишком мелко, чтобы обеспечить прикрытие со стороны вышестоящих организаций.
Третья. В ЕБ меня поначалу посчитали за одинокую женщину, которую под удобным предлогом сбагрили дети. Дармовой материал для медицинских опытов и трансплантации. Надо мной издевались не случайно (я, действительно, не дала ни малейшего повода к насилию), а грамотно и последовательно пытались довести до психического срыва, чтобы затем с полным основанием оставить меня где-то там навсегда. Когда я лежала на каталке и просила позвать врача, один из их компании, толстый такой, стал надо мной и жестко высказался в смысле: заткнись, ты попала, ты больше не вернешься домой (дословно не помню). Но если вначале я просила их позвонить сыну, то потом подключила и просьбу позвонить мужу: мол, они меня ищут, им нельзя волноваться (то есть, мои меня не бросят). Да еще стала кричать от боли в вывернутом суставе. Потому они меня и выпихнули в ПБ, не просчитав, что меня так быстро оттуда отпустят.
- Эта версия звучит фантастично. Но она объясняет и необоснованные психо-физические издевательства персонала ЕБ, и безусловную поддержку ЕБ на всех уровнях. Мне намекали, что это довольно распространенная ситуация, когда близкие пытаются избавиться от неугодного члена семьи (но это в моем случае совершенно исключено). Совершенно случайно мне рассказали историю, как муж и отец, после ссоры с семьей, в конце концов попал в психушку, а потом сгинул без следа (это было в другом городе). Я уже перестала нервировать мужа, зачитывая ему свои запросы и ответы на них, потому что он сразу сказал: ты рискуешь…
Но я не могу оставить эту историю не только потому, что надо мной так измывались впервые в жизни; меня даже родители не шлепали; никакого насилия даже со стороны гопников (умела договориться). Я не могу смириться с тем, что в российской больнице спокойно допускаются страшные вещи, какие я только в зарубежных триллерах видела.

Из МВД пока получила первый ответ: они усматривают в моем случае гражданско-правовые отношения, и рекомендуют обращаться в суд. Я отправила им ссылки на статьи УК:
Статья 286 "Превышение должностных полномочий" дополнена примечаниями, содержащими новое определение пытки. Пункты 1 (Совершение должностным лицом действий, … повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан) и 3 (…с применением насилия… с применением специальных средств… с причинением тяжких последствий…).
Статья 128.1. Клевета. Пункты 1, но особенно пункты 3 и 4.
Статья 128. Незаконная госпитализация в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях.
Ответ пока не получен.

Обращаюсь здесь к специалистам, которым хватило терпения все это прочитать))).
Я не против обращения в суд. Но:
- у меня нет никаких документов, кроме переписки;
- когда я 20 июня повторно зашла в полицию обсудить в неофициальной беседе письмо главврача, мне дали понять, что в суде я проиграю;
- я понимаю, что следовало бы нанять адвоката, но для меня это дорого, а победа все равно маловероятна.

Что делать дальше?
Буду признательна за любое мнение
 
В Минюст Цитата Спасибо


Быстрый ответ

Сообщение:
Опции

Опции темы

Ваши права в разделе